Раньше этот камень считался опасным бойцом. Подплывая к нему сплавщики говорили: «Здесь помултывить придется», т.е. крепко поработать, чтобы на быстром перекате отвернуть от камня.
Так и прозвали камень Мултык.
Прибывши на место мы убедились, что действительно, возле камня река делает крутой и длинный поворот заставляя и теперь всех плывущих по ней работать веслами и не терять бдительности.
При виде этого нам уже нетерпелось как можно быстрее нырнуть.
Первое погружение началось как раз у основания камня в самом его начале.
Видимость 2 метра, температура воды +7С, глубина 2-2,5 м, течение среднее. Дно местами представляет собой сплошную скальную плиту, местами покрыто камнями, у берегов, в тихих местах обильно покрыто длинными зелеными водорослями. Рыбы почти нет.
Уже с первых минут погружения стало ясно – маршрут барок и коломенок проходит именно у основания камня-бойца.
То и дело попадались старинные кованные изделия из железа, порой непонятного назначения и изрядно заржавевшие. Запомнился часть борта судна, полностью обшитого металлов, деревянное колесо с кованным ободом, чугунок для печки.
Но основные находки мы обнаружили уже в конце дайва, примерно в километре от старта, в месте окончания Мултыка.
В 10 м от левого берега на глубине 2.5м на ровном скальном дне красовался массивный старинный якорь с кованными шипами. Какого же было наше удивление, что 5-6 м от него вниз по течению находился еще один тормозной якорь-лот от демидовского судна. На этом якоре с одной стороны отсутствовали массивные шипы, по-видимому с колоссальной силой вырванные в момент зацепа с дном.
Стало совершенно очевидно, что оба якоря находились в одной связке и были выброшены за борт в последний момент, когда судно уже неминуемо тащило течением прямо в скалу.
На одном из якорей сохранились обе боковых петли, по-видимому соединявших одним концом якорь с судном, а с другой стороны соединявший его со вторым якорем. Форма его напоминала эллипс. Второй якорь-лот имел только одну петлю и являлся скорее всего последним в цепочке якорей. Внешне он отличался прямоугольными формами. Каждый из якорей удалось поднять на поверхность с помощью двух подъемных парашютов по 50л и судя по весу каждый из них тянул килограмм на 80. На находках видимых клейм завода-изготовителя не обнаружено.

Сергей Кондрашин