Скала «Писаница»

Справка: «Скала «Писаница» находится в окрестностях пос. Бажуково Нижнесергинского района Свердловской области. Отвесная стена на левом берегу р.Серьги в ее излучине сложена трещиноватым известняком. В нижней части выступает под водой большим монолитом. С южной стороны в 3-5м от уреза воды виднеется знаменитая «писаница» идеографические начертания древнего человека. В расщелинах и на каменистых склонах скальная флора, состоящая из бореально-скальных видов (костенец зеленый и постепенный, очиток пурпурный, лук прямой), уральских эндемиков (гвоздика иглистая, астрагал Гмелина), некоторых лесостепных и степных видов (вероника колосистая, астрагал датский, василек сибирский и др).»
Из сборника «Особо охраняемые природные территории Свердловской области», 1985 г.

Желание сделать First penetration (первопрохождение) подводной части скалы «Писаница» возникло сразу же, как только узнал об этом удивительном месте от директора природного парка «Оленьи ручьи» Александра Доброва.

Нырнуть первым в месте, где еще никто не нырял – всегда хороший стимул. Одновременно в душе теплилась надежда найти под знаменитой скалой орудия труда нашего древнего земляка-предка, а также попутно развеять/подтвердить легенду о наличии в подводной части скалы входа в пещеру. Карстовое происхождение скалы не давало покоя и вселяло надежду.

Почти год ушел на подготовку поездки и вот наконец мы уже несемся на «Буране» по плотному мартовскому фирну к заветной скале, позади нас прицеп со снаряжением. Снегоход лихо скачет по пригоркам, ветки кустарника нещадно бьют по лицу, но наш проводник – Павел Воздвиженский газ не сбрасывает. Стоит яркий солнечный день, но морозный ветер не дает расслабиться.

Наконец мы у скалы. Снаряжение оставляем на берегу, на льду видны промоины, ходить опасно. Осторожно пропиливаем бензопилой майну прямо на фарватере реки и готовим снаряжение. Очень неспешно собираю снаряжение, разматываю веревку и одеваюсь. Делаю все тщательно и медленнее обычного.

Каждый раз сам должен убедиться в надежности снаряжения и страховки. Нырять придется одному, напарника нет, рассчитывать только на себя. Неторопливо одеваю сухарь, сверху шкуродер, привязываю веревку, ласты, жилет. Неспеша, сдерживая охватившее всех волнение, провожу инструктаж группы. Меня страхует Евгений Тамплон, фото и видеосъмкой занимается Юрий Дубровин, на подхвате Павел Воздвиженский.

Прыгаю в майну и сразу же ухожу под лед. Меня сразу же подхватывает течение и начинает тащить. Продолжаю валиться вниз, включаю фонарь, вода мутная, видимость 1 м. Неожиданно появляется дно — крупная темная галька хорошо отполированная водой. Взгляд ни за что не цепляется – однородно каменное дно, все остальное уносит с собой хорошее течение. Приходит понимание того, что найти в таком месте какие-либо следы прежней материальной культуры за прошедшие 2-3 тысячи лет работы течения – невозможно. Замечаю стайку мелких рыбешек, меня не боятся, из любопытства ходя кругами. Подплываю к ним почти вплотную. По-видимому они впервые встретили здесь такую крупную особь ритмично извергающее пузыри воздуха. Сразу стало не так одиноко под ледяным панцирем реки.

Решаю обследовать подножие скалы, подплываю к месту, где лед смыкается с берегом.

Ситуация – та же, ни одной ямы, углубления, неровности, где хоть что-нибудь может зацепиться. Я уже выбрал всю длину страховочной веревки. Евгений подает об этом сигнал. Возвращаюсь назад. Остается полная неудовлетворенность. Ситуация напоминает мне «собаку на поводке». Выхожу на лед. Всех хочется услышать красочный рассказ о погружении. Похвастаться нечем. Прошу быстро подготовить еще одну майну у самой скалы и сразу же погружаюсь. Глубина под скалой около 4 метров, дно чистое. Здесь подводная часть куда интереснее. Мой 100-ватный фонарь высвечивает большой скальный карниз. Появляется азарт и естественное желание протиснуться под карниз. В глубине подводного грота наконец-то обнаруживаю отверстие – небольшой грифон, вход в подводную часть пещеры. Это круглое отверстие в которое с трудом может протиснуться голова – не дает никаких шансов из-под воды (льда) проникнуть в столь желанное подводно-подземное царство. Продолжаю обследовать подводное основание скалы – периодически встречаю только неширокие трещины. Обидно, но единственными счастливыми посетителями подводной пещеры остаются лишь небольшие рыбешки. Только понимают ли они свалившееся на них счастье?

Воздух в баллоне уверенно подходит к красной черте, прошло уже 40 минут, пора возвращаться. Последний взгляд на безжизненное дно и любопытных рыбок.

Выхожу на поверхность. Всё. Цель погружения достигнута, хотя результат и отрицательный. Первые глотки морозного воздуха кажутся особенно вкусными и запоминающимися. Сейчас можно с удовольствием снять снаряжение, налить кружку горячего чая и неспеша рассказать друзьям об увиденном.

Сергей Кондрашин, 10.03.2001 г.

8(343)253-26-54